Перевод и сводная редактура военного дневника

Перевод и сводная редактура военного дневника австрийки Хельги Лухан для социального проекта «Перерыв на войну»

Когда я услышала о том, что проекту «Перерыв на войну» для перевода военного дневника нужны добровольцы, команда переводчиков практически уже была набрана. Но тут руководитель проекта предложила мне сделать сводную редактуру, и я согласилась.

Исходным документом был дневник австрийской школьницы, тридцать восемь страниц отсканированного рукописного текста на немецком языке, который разделили на двенадцать частей, по числу переводчиков. В конце концов, мне тоже достался на перевод маленький «кусочек», и затем предстояло соединить его с остальными переведенными частями. Признаюсь, я наивно полагала, что просто скопирую готовые части на русском, может немного отредактирую, исправлю маленькие ошибки и опечатки, без них в нашем деле не обойтись, и под конец приведу все к единому стилю. И только когда я начала читать переведенный текст, поняла, что так, как я планировала, ничего не выйдет.

Переводы сами по себе были отличными, их делали профессионалы, но настолько разными, что пришлось сперва несколько раз перечитать весь дневник от начала и до конца. Разумеется, на немецком. Текст сам по себе не представлял особой трудности, поскольку написан был девочкой-подростком. В нем не содержалось сложных грамматических конструкций, не было «тяжелой» специальной лексики. В то же время, соединить части перевода оказалось нелегко. Нюанс, над которым я долго думала, – районы Вены: один переводчик переводил их названия, а другой указывал только числовые значения. На практике возможны оба варианта, да и сама автор писала названия районов города каждый раз по-разному.  Стоит ли написать во всем тексте только названия или использовать только числовые обозначения? В результате, решено было оставить все точно, как в исходном тексте, то есть, и числа, и наименования. Но это, скорее, небольшая тонкость.

А действительно сложным для меня оказалось то, что в дневнике то и дело встречались повторения: одни и те же слова: факты, даты, имена, обозначения событий. Сам дневник представляет собой письма, которые дочь писала отцу из оккупированной фашистами Вены в обычных школьных тетрадях, не имея возможности отправить в течение нескольких лет. Мне кажется маловероятным, что она перечитывала их. Поэтому иногда было практически невозможно понять, речь идет о той встрече, которая упоминалась несколькими страницами ранее, или нет, о той самой тетушке, о которой уже говорилось в самом начале, или все-таки о другой родственнице? Помимо всего прочего, рукописный текст местами был неразборчив. Здесь я столкнулась с дилеммой. С одной стороны, дневник – это история для будущей книги, художественный перевод в большей степени. А с другой – подлинный исторический документ. И я решила, что достоверность в этом случае важнее красоты слога.

Напоследок скажу, что было самым интересным в той работе лично для меня. Увлекательнее всего в процессе работы наблюдать, как от начала до конца рукописи меняется не только речь автора, стиль изложения, но и само её отношение к событиям того времени.

Фрагменты военного дневника австрийки Хельги Лухан опубликованы в издании «Новая газета. Санкт-Петербург» 12 апреля 2017.

Видеозапись передачи переведенного дневника:

 

Автор:Автор: Надежда Шипова – действующий устный переводчик с немецко-русской языковой парой.

Поделитесь статьей
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в whatsapp

Открыт набор на осенний сезон обучения. Старт - 30 сентября 2019 г.

- последовательный перевод
- синхронный перевод
- языковые курсы для будущих переводчиков