Технический переводчик: инструкция по выживанию

Технический перевод считается чуть ли не самым сложным, за исключением синхронного. И это и правда, и неправда одновременно. Расскажу короткую историю на примере собственного опыта. Заказ был на устный перевод в процессе ремонта технологического оборудования на производственном предприятии в течение трех недель. Я не обратила внимания на то, что была, судя по всему, единственной претенденткой на эту работу. И, как только я согласовала с руководителем размер оплаты, вопрос о моей занятости на проекте был решен. При этом директор несколько раз повторил, что переводить девять часов подряд нет необходимости, мол, в прошлом году уже нанимали переводчиков с почасовой оплатой, а они полдня ходили пить чай. В общем, договорились о фиксированной сумме за день. Признаюсь, она была меньше той, на которую я изначально рассчитывала. Но тогда других вариантов работы попросту не было. К слову, я постеснялась спросить, почему снова не наняли переводчика из тех, кого уже приглашали год назад. Но к этому еще вернусь.

Итак, Пункт 1, общеизвестный:  На переводчиках часто пытаются сэкономить. Не соглашайтесь на оплату ниже минимально приемлемой для Вас в данный момент только из страха, что Вам откажут. Обиднее будет, если поймете, что продешевили.

 

В общем и целом, мне понравилось в офисе. Кроме того, водитель фирмы забрал меня возле метро и отвез на завод. Вот только, обратно мне предложили доехать с корпоративной развозкой, которая отвозит всех сотрудников до ближайшей станции метро. Я осознала, в чем подвох, когда увидела, что дорога обратно заняла целых полтора часа. Тратить три часа в день только на дорогу показалось мне слишком затратным, поэтому на следующий день пришлось договариваться о транспорте. Руководство не слишком охотно, но согласилось, что водитель компании будет забирать меня на ближайшей к дому остановке, либо мне будут вызывать такси. Со своей стороны я предложила по дороге заезжать за австрийскими инженерами, с которыми, собственно, я и работала.

Пункт 2: Не стесняйтесь попросить, чтобы Вас «доставляли» на работу максимально комфортно. Если Вам предстоит работать по 8-9 часов, имеет значение тот факт, что Вы начнете рабочий день в ресурсом состоянии.

Когда я вошла в цех, то пережила маленький шок. Шум там стоял такой, что с трудом было слышно, что говорят в нескольких шагах. В первой половине дня я не пользовалась берушами. Это казалось не профессиональным, я же должна хорошо слышать технических специалистов и говорить так, чтобы меня слышали. Уже после обеда я взяла себе пару «затычек» для ушей, испугалась оглохнуть за три недели работы. Оказалось, что с берушами в ушах речь вполне можно разобрать, тем более, если смотреть на собеседников, а шум станков не травмирует барабанные перепонки. Помимо адского шума в производственном цехе стоял отвратительный запах краски, растворителей и прочих химикатов, которые применяют в печатной промышленности. Кто-то из рабочих, видя, что я морщусь, обмолвился, что где-то есть респираторные маски, но все остальные были без них, поэтому и я не взяла. Последствия проявились на четвертый день. Я проснулась с сильнейшей головной болью, ломотой во всем теле и чувством, что не смогу больше ни минуты работать в таких условиях. Два дня у меня ушло на восстановление, переговоры с фирмой и обзвон знакомых врачей на предмет токсичности красок. Я действительно была напугана, успокоилась только после того, как выяснила, что современные растворы красок для печати малотоксичны, если просто находиться в цехе, вреда не будет. Тогда-то я и поняла, почему не было очереди из переводчиков на эту вакансию. Я продолжила работу только после того как вытребовала коробку респираторов и поговорила со специалистом по охране труда. В мою рабочую экипировку входили белый халат, одноразовая шапочка, респираторная маска и запас берушей в кармане. Рабочие надо мной подшучивали, спрашивали, не болею ли я какой-нибудь редкой болезнью и тому подобное. Инженеры улыбались, кивали, мол понимают, они уже за десятки лет привыкли, принюхались, а для меня это настоящая «газовая атака». Но даже с респиратором было тяжеловато. Я поговорила еще раз с начальником производства и австрийцами, они мне разрешили время от времени уходить в офис, когда нужно было вернуться в цех, звонили на мобильный или отправляли смску. А на просьбу доплатить за «вредность», мне, увы, отказали. Зато фирма оплатила два дня, когда я болела.

Пункт 3: Здоровье и безопасность – прежде всего! Потрудитесь заранее выяснить, каковы условия труда. Это поможет избежать стресса и адекватно оценить размер предлагаемой за работу оплаты.

А теперь о культуре речи. Шеф производства и начальник смены общаются с рабочими преимущественно матом. До этого проекта и после я никогда не видела столько мужчин в одном помещении (часто замечала, что я вообще единственная женщина в зале), как и не слышала такого разнообразия нецензурных выражений. Мои робкие попытки напомнить, что здесь как-никак находится дама, не имели ни малейшего успеха.

Пункт 4: Не прикидывайтесь «кисейной барышней». Работа на производстве дает лингвисту-интеллигенту уникальную возможность познать богатство русский ненормативной лексики.

И, наконец, к переводу. На собеседовании я раза два просила заранее прислать мне хоть какие-нибудь материалы по оборудованию, на что директор ответил, что большого смысла в них нет, все довольно просто, «сориентируетесь в процессе». Я, естественно, нервничала. Хоть у меня уже был опыт технического перевода, ясно было, что в разных отраслях лексика совершенно разная. Инструкцию по эксплуатации установки я раздобыла на второй неделе работы, но она и правда мне мало помогла. Когда не требовалось присутствие в цехе, я медленно читала ее в офисе, выписывала незнакомые термины. Это оказалось однозначно полезным, я немного расширила словарный запас. Однако, быстро выучить абсолютно все новые термины чаще всего не удается. В разговоре каждый день попадается слово, которого ты не знаешь. Про электронные словари в телефоне можно забыть, они совершенно бесполезны, нужных терминов там просто нет. Весь секрет в том, чтобы насколько возможно точно переводить суть сказанного. И не бояться спросить: «А как можно сказать по-другому?», «Как еще это называется?». Помню, возникла заминка, никак не удавалось отрегулировать какую-то тонкую настройку, русские сотрудники выдавали мне «заковыристое» слово, которого не было ни в одном словаре. Что-то, связанное с углами и градусами. Именно тогда было важно перевести, что же это за «штука» такая, потому что австрийские специалисты не понимали, о чем речь. К счастью, догадались нарисовать, и тогда я спросила, как же это будет по-немецки. Они ответили: «А-а, так это треугольник!» И наши подтвердили: «Ага, так тоже говорят». И еще я повеселилась, заметив, как часто высококлассные инженеры употребляют универсальный и всем понятный глагол «приделать».

Пункт 5: Технический перевод намного проще, чем Вам кажется. А самый главный секрет в том, что технари понимают друг друга с полуслова.

Автор: Надежда Шипова – действующий устный переводчик с немецко-русской языковой парой.

Поделитесь статьей
Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Поделиться в whatsapp
Еще на эту тему

Открыт набор на летний сезон обучения. Старт - 1 июля 2019 г.

- последовательный перевод
- синхронный перевод
- языковые курсы для будущих переводчиков